Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

26.08.2021 | 13:06
Навальный практически лишён возможности читать

Навальный рассказал, как ему живётся в колонии и какие там порядки. Политик в письменной форме дал интервью журналистам длиной в 54 страницы. Часть ответов опубликована с купюрами Тhe New York Times. Соратники Навального приводят этот материал без купюр.

Оппозиционер отмечает, что порядок в колонии напоминает китайский трудовой лагерь с марширующими строем заключенными и повсеместными камерами.

По его словам, за семь месяцев колонии он "ни разу не был в месте, где нет видеокамеры". Все бумаги и записи, которые он несет на встречу с адвокатом и выносит с них, "тщательно перефотографируются". Ни разу ни один сотрудник колонии не разговаривал с ним без видеосъемки.

В бараке Навального небольшое количество людей, и он общается с минимумом заключённых. Все диалоги сразу становятся известны администрации колонии. Навальный просыпается на час раньше времени подъёма, в 5 утра. Это единственное время, когда дозволяется читать. Этот час его самый любимый в распорядке дня. Его угнетает, что с сокращением светового дня такая возможность вовсе пропадёт.

Часы, которые не заняты дисциплинарными мероприятиями и бытовыми хлопотами, отводятся под просмотр телевизора. По нему показывают лекции, которые бывают и интересные, например научно-популярные сериалы. Также определённое время отведено под "патриотическое воспитание". Оно заключается в просмотре фильмов о победах России над другими странами в разных сферах общественной жизни в истории.

"До того, как я попал сюда, и представить не мог, как много фильмов на эту тему снято на деньги госкорпораций. Именно в 18 часов каждого дня мне особенно четко понятна суть идеологии путинского режима: подмена настоящего и будущего прошлым", — делится своими впечатлениями Навальный.

Всё это время запрещено читать, писать и спать. Но во время лекций разрешается играть в настольные игры: нарды и шашки. На то, чтобы почитать письма, у Навального есть всего 15 минут, и отвечать он, конечно, не успевает.

С едой у него всё в порядке — стало лучше после постов от имени политика в соцсетях.

Навальный считает, что невозможно предугадать, есть ли в колонии риск быть убитым.

"Про индикаторы того, снизился или вырос риск моего убийства, могу сказать одно: мои наблюдения свидетельствуют, что это невозможно прогнозировать по внешним признакам. Тюремная система России — хаос такой же, как и все государственное управление. Тут беспрестанно что-то меняется. Приезжающие строгие проверяющие дают твердые указания, которые вскоре отменяются еще более строгими проверяющими. Моя жизнь — это американские горки, где вчера я враг и мне выносят 28 выговоров за месяц, а сегодня оставляют в покое. А потом снова враг. Это даже не похоже на усилия каких-то злодеев. Просто естественная жизнь Левиафана, каждый элемент которого может принимать какие угодно решения, но результат выходит неожиданным, странным, не устраивающим никого", — пояснил политик.

Навальный рассказал, что хотя и не сталкивался с насилием физическим, испытывал давление психологическое и подвергался провокациям. Инструментом этого давления выступали "активисты". Они получали распоряжения напрямую от начальства колонии.

"Зона специализируется на насилии психологическом. Это куда более изощренно. Тебя не будут бить — наоборот, бесконечными провокациями тебя самого поставят в условия, когда ты вынужден будешь кого-то избить, ударить, угрожать. И тогда дело сделано — везде видеокамеры, и администрация с огромным удовольствием возбудит против тебя новое уголовное дело по факту нападения, добавив к твоему сроку пару лет", — рассказал Навальный.

Ему и раньше вполне удавалось не отвечать на провокации, а сейчас стало спокойнее.

"Я вообще решил, что это будет для меня отличный христианский практикум. А то ведь говорим постоянно про любовь к врагам, а поди-ка попробуй понять и простить тех, кого буквально не выносил совсем недавно. Но я стараюсь", — поделился своим опытом оппозиционер.