Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

Егор Седов: Страшна не пропаганда, а ее безальтернативность

В развернувшейся дискуссии "Бывает ли цензура оправданной?" уже прозвучал аргумент о Руанде, руандийском геноциде и роли "Радио Тысячи Холмов".

Аргумент крайне серьезный, игнорировать его ярым противникам цензуры, в том числе и корпоративной, не получится. Но это — повод вспомнить о стране в центре Африки, о том, что там случилось более четверти века назад, и, конечно, о роли пропаганды смерти.

"А вот если бы "Радио Тысячи Холмов" попало под цензуру, такой резни не произошло бы!"

Мое же возражение — или, если угодно, дополнение, звучит так:

пропаганда "Радио Тысячи Холмов" сыграла несомненную роль в геноциде. Однако пропаганда ничего не добилась бы, если бы семена не упали в хорошо удобренную почву — и если бы имелось альтернативное и не менее распространенное мнение.

Поскольку о Руанде я говорю уже не в первый раз, будут просто вопросы и ответы, в основном "да или нет?" с некоторыми пояснениями.

1. Было ли общество Руанды изначально разделенным?

Да.

Со Средних веков сформировались эти "народы-сословия" (тут определения будут довольно размытыми, но изначально все выглядело так: пришлый воинственный народ (тутси) захватил территорию с гораздо более многочисленным населением (хуту), остался, принял местный язык, сформировал аристократию из своей среды).

Границы между "народами-сословиями" оставались, но постепенно размывались.

Так оно и было до прихода колонизаторов — сперва немцев, а после Первой мировой — бельгийцев.

2. Колонизаторы не делали разницы между тутси и хуту?

Нет.

Еще как делали! Во-первых, стиль управления "разделяй и властвуй" многим кажется удобным — как правило, до поры.

Во-вторых, аристократия-тутси — более богатая, более образованная. Понятно, откуда можно было набрать колониальных чиновников. Да, в принципе, монархия тутси оставалась — страна находилась под протекторатом.

3. Но "народы-сословия" жили более-менее без эксцессов и напряженности?

Нет!

До такой степени "нет", что еще при бельгийцах грянула "революция хуту": монархия была свергнута, часть тутси бежала на север, в Уганду. "Революция" сопровождалась дикой резней. Но счет шел на десятки тысяч, и мир как-то пропустил эти события. Для колонизаторов, особенно после провозглашения независимости соседнего Конго, две бывших немецких колонии Руанда и Бурунди стали "чемоданом без ручки", они готовились к уходу. К тому же на сей раз правление хуту казалось более удобным.

Фактически резня 1959 года стала прологом к последующим событиям.

4. А при независимости наступило равенство?

Нет.

Ничего подобного! Вплоть до того, что в документах имелась отметка, аналогичная "пятому пункту" в СССР.

В 1994-м это удостоверение личности означало однозначный внесудебный смертный приговор с немедленным приведением в исполнение...

 

Ни гражданская власть, ни тем более свергнувший ее режим военной хунты никакого равенства тутси и хуту не установили. Хуту являлись доминирующим народом. Мало того, именно при военном режиме появились "патриотические" молодежные организации хуту, провозглашавшие превосходство. Впоследствии они сыграли огромную роль в резне.

Мир моргал-моргал — да и проморгал вполне нацистский режим в самом сердце Африки. До какого-то момента это был, скажем, умеренно-нацистский режим, но в один страшный момент он сделался радикальным.

Все инструменты для этого имелись, в том числе и пропагандистское "Радио Тысячи Холмов".

Вот, например, "патриотический документ", который никак не мог появиться на пустом месте:

"Все хуту должны знать, что все тутси нечестны в бизнесе. Их единственная цель — национальное превосходство.

Поэтому предателем является любой хуту, делающий следующее:

— имеющий компаньона-тутси в бизнесе,

— вкладывающий свои или государственные деньги в компанию, которой владеют тутси,

— дающий или берущий в долг у тутси,

— дающий тутси привилегии в бизнесе (выдача лицензии на экспорт, банковского кредита, предоставление участка для строительства, предложение на участие в тендере и т. д.).

...Предателем является любой хуту, кто делает следующее:

— женится на тутси,

— заводит любовницу-тутси,

— нанимает женщину-тутси в секретари или на другую работу..."

Нацизм? Он самый.

Впрочем, и не только. Недаром такой большой раздел "Манифеста народа хуту" посвящен бизнесу (а заодно и "позитивной дискриминации" для хуту в образовании). Старая жуткая песенка: "мы — хорошие, честные и добрые, потому и бедные, а они — хитрые и изворотливые, оттого и богатые, а вот мы, добрые и хорошие, сейчас как их раскулачим!.."

В рейхе так было по национальному принципу, в СССР времен коллективизации — по классовому, в Руанде они сочетались...

Добавим: в 1990 году тутси (в основном потомки изгнанных в 1959-м) вторглись в Руанду с севера. Началась затяжная и кровавая гражданская война.

А тутси в самой Руанде, даже мирные и не причастные к вторжению, мигом оказались под подозрением...

Итак, почва для геноцида была хорошо удобрена за десятилетия.

5. Что такое "Радио Тысячи Холмов"?

Очень технически неплохая для Африки 90-х радиостанция. Название связано с главной особенностью ландшафта Руанды. Те самые холмы сыграли роль и в действенности геноцидной пропаганды.

Как ни странно, частная радиостанция. Но — получавшая финансирование от государственного "Радио Руанды". Тем не менее государственное радио вело себя относительно умеренно. А вот на "Холмах" шли такие передачи ведущих со странноватым и жутковатым юморком:

"Я верю, что скоро взойдет заря! Для тех из вас, кто молод и не знает этого слова, заря — это первый свет солнца в начале нового дня. Займется тот день, когда не останется больше тараканов на земле Руанды".

А "тараканами" они именовали тутси... И все это шло с весьма популярной и музыкальной подборкой.

Разумеется, инструменты пропаганды были в руках одной стороны. Как оно происходило и в рейхе, и в любых странах с тоталитарными режимами.

Это как раз и есть последствия любой цензуры: зачистка от альтернативных мнений.

Между прочим, есть сведения, что один из ведущих учился в свое время в Ленинграде. Наверное, и идеологические дисциплины в однопартийном государстве изучал... Он — не пойман, считается, что пойман и не будет — умер от СПИДа. Но многие геноцидные пропагандисты справедливо сели за свои дела.

Теперь — о холмах. Тут все довольно просто: где-то радиостанция была слышна хорошо, где-то — из-за тех самых холмов — не очень хорошо. Уже через много лет после геноцида исследователи установили: там, где "Холмы" слышны не были, фактов убийств соседей было гораздо меньше. А там, где радио работало хорошо, хуту брались за мачете — и шли убивать тутси.

Считается, что "Холмы" несут ответственность примерно за 10 процентов убийств в ходе геноцида.

Мемориал жертв геноцида в столице Руанды

 

6. Была ли радиостанция, которая близка по степени влиятельности — и которая призывала бы "Остановите геноцид!"?

А это — самый важный вопрос.

Нет.

"Радио Руанды" было более умеренным, но, само собой, провластным. А военные хуту и провластные молодежки как раз и занимались резней по приказу власти. И вообще, какая альтернатива возможна при диктаторском режиме?

Поэтому и аргумент сторонников некоторых ограничений свободы слова ради жизни, увы, не выдерживает проверки.

Как же "Холмы" цензурируешь, если это — полугосударственная радиостанция, отражающая точку зрения власти?! Это как раз власть цензурировала все остальное!

Если бы в начале 90-х в Руанде существовала подлинная свобода слова с запретом цензуры, "Радио Тысячи Холмов" с призывами к резне просто не возникло бы. А если бы даже и попытались сделать что-то подобное, то были бы моментально маргинализированы всеми остальными.

Именно в этом и состоит роль свободного общества.

О Руанде можно говорить часами. Но все-таки возвратимся из 1994-го в 2021 год.

Очень надеюсь, что дебаты Алексея Анатольевича Навального и Гарри Кимовича Каспарова состоятся. При всей симпатии к позиции Алексея Анатольевича в отношении свободы слова мне очень важно и мнение Гарри Кимовича — уже потому, что это мы, увидев что-то хода на три вперед, готовы считать себя "героями-политологами", а для него видеть ситуацию гораздо дальше — обычная работа.

Но... Можем ли мы представить себе такую ситуацию: какой-нибудь из федеральных каналов заявляет: мол, это, разумеется, мнения двух оппозиционеров, но они однозначно вызывают интерес в обществе, поэтому мы снимаем какую-нибудь передачу условного Соловьева — и ставим вот эти дебаты, причем без купюр?

Нет.

Это даже не научная фантастика.

И вот именно в этом, в зачистке информационного поля от альтернативных мнений, я и вижу главную опасность. Опасность для всех нас.