Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

01.10.2020
Как государство борется с "неудобными"

Количество уголовных дел по политическим статьям в России растет так же, как случаи коронавирусной инфекции, только у первого имеется амбициозный актор — государство.

Британские структуры Михаила Ходорковского Open Russia Civic Movement и OR (Otkrytaya Rossia) признали нежелательными еще в 2017 году. 

Генеральная прокуратура посчитала, что они дестабилизируют внутриполитическую ситуацию и угрожают конституционному строю. 

Официальный представитель Генеральной прокуратуры Александр Куренной заявлял, что нежелательными признаны только британские организации и что это никак не будет касаться общественно-сетевого движения в России. Однако что-то пошло не так. Стали возбуждаться уголовные дела. 

Закон о нежелательных организациях был подписан Владимиром Путиным в 2015 году. Согласно закону, нежелательной может быть признана любая неправительственная организация, которая представляет угрозу безопасности государства. Очередная размытая формулировка дает право уничтожать любое НКО, которое не очень симпатично Кремлю. 

Помимо того, что власти, признав организацию нежелательной, замораживают ее счета и закрывают дочерние отделения, они могут завести административные или уголовные дела. 

Штраф до 100 тысяч рублей по ст. 20.33 КоАП или до восьми лет лишения свободы по ст. 284.1 УК РФ назначают в том случае, если "иностранные НКО будут продолжать работать". Также уголовное дело возбуждается, если за год были составлены два административных протокола. 

Первое уголовное дело об участии в деятельности нежелательной организации (ст. 284.1 УК РФ) завели на ростовскую активистку и члена федерального совета движения "Открытая Россия" Анастасию Шевченко. 23 января суд отправил Анастасию под домашний арест. В ходе заседания адвокаты просили не заключать женщину под стражу, так как ей нужно было ухаживать за дочкой, которая находилась в интернате для детей с особенностями развития. Суд не посчитал это достаточным обоснованием. 30 января девочка попала в больницу с обструктивным бронхитом, на следующий день она умерла. Анастасия Шевченко до сих пор находится под домашним арестом. 

Второе дело возбудили на детского хирурга Яну Антонову. Поводом послужили пикет и два репоста. 24 февраля координатор краснодарского отделения "Открытой России" вышла на акцию в память об убитом Борисе Немцове. Женщину в тот день даже не задерживали. За несколько дней до пикета она сделала из группы в Facebook "Открытая Россия. Ростов-на-Дону" репост записи о том, что в городе пройдет согласованный митинг в память об убитом политике. Другой репост — тоже запись из "Открытой России" с цитатой телеведущего Владислава Листьева. 

Третьим фигурантом стал бывший координатор "Открытой России" в Екатеринбурге Максим Верников. 14 марта 2019 года его допросили, а затем провели обыск в квартире. По словам мужчины, он еще в декабре перестал быть координатором "Открытой России", а в феврале полностью вышел из движения.

В мае 2019 года координатор движения в Тюмени был объявлен в розыск по тому же делу. Антон Михальчук с начала того года не проживает в России. Также в 2019 году было возбуждено дело о сотрудничестве с "нежелательной организацией" против активиста и журналиста "Юг. МБХ медиа" Александра Савельева.

Уже к первой половине 2019 года было возбуждено 199 административных и четыре уголовных дела по статье о "нежелательной организации". 

31 марта 2019 года Ходорковский заявил, что закрывает организацию. "Открытая Россия" закрыта, ради защиты своих участников от незаконных преследований", — заявил политик. 

Организация ликвидирована, но силовики продолжают заводить дела. 1 октября в Нижнем Новгороде прошел обыск у гражданских активистов Алексея Садомовского, Юрия Шапошникова, Дмитрия Силивончика и Михаила Бородина. Обыски проходили при всём параде — в масках, бронежилетах и с выбиванием дверей.

Представитель нижегородского "Мемориала" связывает эти обыски с новым уголовным делом, которое завели на Михаила Иосилевича — нижегородского общественного деятеля, владельца помещения храма макаронного монстра.

Нынешняя Россия против уже несуществующей "Открытой России".